23:19 

rrrat
Пустосмешка. Куст. Ненаглядное пособие. Проклята богатым воображением. Во всём есть плюсы: например, ты туп, но жизнерадостен.
Наткнулась случайно на соо, а тут у меня как раз свежий фанфик без дела лежит в печали.

Название: Решиться
Автор: VosmajaMarta
Фэндом: Naruto
Дисклеймер: Kishimoto
Пейринг/Персонажи: основные – Саске, Карин, Сакура – все трое в разных комбинациях; мимо проходили и упоминаются Наруто, Ли, Ино, Чоджи, Киба, Акамару, Какаши, Хината, Неджи, Шикамару, Гаара, Суйгецу.
Рейтинг: я в них вечно путаюсь и перестраховываюсь, так что пусть будет PG-13
Жанр: гет, романтика, ангстуха страшная, не без юмора
Размер: мини
От автора: Писала я, но в авторстве мой второй ник. Если вдруг кто не понял, двойными астерисками отделены события, происходящие с разными персонажами.
Предупреждение: бред, постканон, очень вероятен ООС
Размещение: с этой шапкой, с моего разрешения, отправив мне ссылку.

***
Давно перестала думать. Почти потеряла надежду.
Мысленно похоронила.
Даже любить, кажется, перестала.
Из-за чудовищной пустоты внутри сошлась с бывшим врагом. Ведь такая же пустота и у нее.
Сердце зачерствело.
***
За секунду до того, как в комнату влетела запыхавшаяся Карин, Сакура почувствовала – что-то невнятное, но тревожное, беспокойное, сулящее перемены. Уже знала, что не закончится сегодня день так, как запланировала себе с утра; уже догадывалась, что на мелочи интуиция так реагировать не будет. И только глянув в округлившиеся малиновые глаза, тут же догадалась, в чем дело.
Виду не подала, продолжила недрогнувшей рукой раскладывать медицинские инструменты, сбивчивый рассказ выслушала бесстрастно и пожала плечами.
Ведь все давно перегорело. Переболело. А что внутри кольнуло – так это межреберная невралгия, меньше нужно над книжками сидеть.
***

***
Не ожидала. Сколького же от себя не ожидала!
Остаться.
Прижиться.
Подружиться.
И от него не ожидала.
Вернуться.
***
Когда Саске входил в ворота Конохи – с гордо вздернутым подбородком и обычным выражением морального превосходства на бледном лице – Карин совершенно случайно оказалась поблизости.
Сработал эффект неожиданности: запаниковала не хуже Хинаты, спряталась за угол, не могла справиться с дыханием. Выглядывала с опаской, но бывшего возлюбленного уже и след простыл.
Тут же кинулась к Сакуре.
***

***
Подумал. Опять подумал. Осознал. Вернулся. Сам.
Было странно: и знакомо, и непривычно.
Возмущались. Плевать хотел, смотрел на всех свысока.
Почти не удивился тому, что придурок все еще не Хокаге и все еще носится с этой идеей.
Не доверяли. Как-то пережил, не сильно-то волновался.
Шептались за спиной. Не слушал.
Потом, кажется, привыкли. И сам, кажется, привык.
***
Это было странно и неожиданно: всю жизнь он был шиноби, а теперь вдруг перестал им быть. Конечно, Коноха никогда бы не разрешила ему этого из соображений безопасности, но Наруто даже каким-то образом уболтал всех на возрождение клана Учиха (догадался, дурак, что иначе Саске в Конохе и не подумает задержаться), так что перспективы были светлые.
Первые месяцы он просто заново отстраивал квартал клана, бережно воспроизводил все свои детские воспоминания, почти не выходил в деревню – только купить еды – и ни с кем из знакомых не виделся. Наруто однажды попытался сунуться и предложить помощь, Саске даже снизошел до разговора с ним, но уже через пять минут обоим стало ясно, что ничего хорошего из этого не получится, и «будущий оранжевый Хокаге» ушел восвояси, сверкнув напоследок фирменной улыбкой и заверив в вечной дружбе.
Пустырь на окраине Конохи все увереннее превращался в маленькое замкнутое клановое местечко, только вот житель у него пока был всего один.
***

***
Трудно было поверить, что Учиха Саске в Конохе уже несколько месяцев. У Карин это до сих пор в голове не укладывалось. Порой она даже начинала сомневаться, ведь видела она его только у ворот в первый день, но вокруг нет-нет, да и начинал кто-то шепотом обсуждать асоциальное поведение опального шиноби, и приходилось признавать: не приснилось, не привиделось.
Карин страдала. При мысли о том, что ей придется столкнуться с Саске лицом к лицу, ее накрывала волна паники, так, что ноги становились ватными и подкашивались, причем, она сама бы не могла сказать, что чувствует в этот момент. Страх? Пожалуй. Любовь? Точно нет. Что-то еще? Определенно, но вот что именно?
Хуже всего было то, что с этой проблемой нельзя было прийти к лучшей подруге. Вообще-то именно на этой почве они и сошлись тогда, когда Карин наконец выпустили из отдела допросов и сказали катиться на все четыре стороны: щурясь на солнечной улице она случайно налетела на розововолосую девушку и тотчас же узнала.
«Ты враг, и я не хочу ничего знать о твоих мыслях и чувствах. Поэтому, пожалуйста... прекрати плакать...»
Не состоявшаяся убийца, спасшая Карин жизнь.
Сакура ее, разумеется, тоже сразу узнала, молча взяла за руку и повела к себе домой. Пустила в душ, приготовила завтрак. Первое, что сказала, когда Карин вышла в комнату:
– Прости, свинины нет.
Карин тогда бросилась ей на шею и впервые в жизни рыдала во весь голос, навзрыд, не вытирая слез, не заботясь о том, как выглядит со стороны. А когда отняла лицо от насквозь промокшей блузки Сакуры, увидела, что та тоже плачет.
С этого момента они были почти неразлучны. И о Саске никогда не говорили.
Поэтому сейчас Карин было решительно не с кем обсудить всю кошмарность своего положения.
***

***
По деревне он передвигался со своим обычным видом «вы все тут микробы, один я чего-то стою», но на этот раз не в вечерних сумерках, а при свете дня. Проходя по госпиталю, тоже не скрывался, звук шагов гулко разносился по тишине пустых коридоров. И все же когда открыл дверь кабинета, девушка вздрогнула от неожиданности.
Несколько секунд Саске ее просто рассматривал. Изменилась, только вот не понять, в худшую или лучшую сторону: вроде и стала женственнее и мягче, чем была, но и появилась на лице какая-то вечная усталость, тени под глазами залегли. Да и сами глаза как-то поблекли, уже не весенняя зелень, а озерная тина. Хотя, надо признать, даже так осталась вполне симпатичной.
Этого достаточно.
О любви же никто не говорит, верно?
Решительным шагом пересек комнату, приблизился.
Она смотрела куда-то в стену за его спиной, подчеркнуто равнодушно.
Саске успел ее обнять, а вот поцеловать не вышло – она толкнула его в грудь обеими руками, да так, что он всего лишь чуть-чуть не долетел до стены, которую она так внимательно рассматривала до этого, и шлепнулся на пол. Взгляд ее при этом остался все таким же безучастным, но теперь она хотя бы смотрела прямо на него:
– Ты, что, думал, что так придешь, через столько лет – и я сразу брошусь тебе на шею?!
Вообще-то, именно так Саске и думал. Даже не сомневался ни секунды.
– Ты пытался меня убить! Ты хотел убить всех вокруг! Ты, черт возьми, вернулся полгода назад – и не соизволил даже зайти поздороваться!!
– Последнее тебя задело сильнее всего? – усмехнулся он, поднимаясь с пола.
– Нет, это всего лишь стало последним штрихом к твоему образу в моих глазах. А теперь выметайся отсюда или я тебя выкину собственноручно.
– Вообще-то я пришел сделать тебе предложение…
– Не интересует.
Внешне он этого, конечно, не показал, но где-то в глубине души Саске опешил.
– Может быть, ты не поняла? Я предлагаю тебе стать моей женой!
– Не интересует.
– Да какого черта?! – взорвался-таки он, – Всю жизнь интересовало, а сейчас вдруг перестало?! Прекрати!..
– Я сказала, выметайся, – спокойно повторила Сакура и метнула в него яростный взгляд, – Представь себе, тобой весь мир не ограничивается. У меня есть жених, ты мне не нужен.
– Кто он? – обернулся уже в дверях Саске.
– Рок Ли. А теперь проваливай.
Дверью он хлопнул гораздо сильнее, чем даже сам собирался.
***

***
Сакура наконец начала дышать – кажется, впервые с того момента, как он распахнул дверь ее кабинета.
Не так она представляла себе их первую встречу после многолетней разлуки, совсем не так.
Во-первых, она не подозревала, что он будет игнорировать ее в течение полугода. Не угадала.
Во-вторых, не сомневалась, что он испытывает к ней хоть какие-то дружеские чувства. Опять не угадала.
В-третьих, и представить не могла, что он соберется делать ей предложение. Ну, надо же.
В-четвертых, она была уверена, что разлюбила. И снова мимо.
Теперь нужно было срочно найти Рока Ли и сообщить ему спонтанно придуманную легенду.
***

***
Карин удавалось не сталкиваться с Саске в пределах одной деревни в течение полугода – кто угодно бы расслабился и поверил в то, что встреча не произойдет никогда! Тем неожиданней было увидеться с ним на крыльце госпиталя.
Он бы, наверное, не заметил ее и пробежал мимо, взбешенный неизвестно чем, если бы не сбил с ног. Да и то бы не обратил внимания, если бы от удара о ступени она не пискнула от боли, только на звук и среагировал.
– Карин?!
Горло моментально пересохло, так что слова не выдавить, да и что тут сказать? «Привет, давно не виделись»?!
– Ты что тут делаешь?!
Замечательный вопрос, достойный гения Учиха. Прямой ответ – «Сижу на ступеньках, потираю ушибленную руку», косвенный – «Живу все то время, что ты шлялся непонятно где, после того, как решил меня убить», на деле – в горле все еще сухо, ни слова не выдавить.
– Ты жива?!
Потрясающая наблюдательность, мысленные аплодисменты, да что же с чертовым горлом?!
– А может...
Что «может» Карин узнать уже не успела: на очередном вдохе воздух в легкие вдруг не попал, застрял в глотке. Глаза от испуга расширились, руки бессмысленно пытались ухватить ускользающее дыхание, паника нарастала. Умереть прямо на крыльце госпиталя, да еще и на глазах у Саске – как же глупо!
Он стремительно подхватил ее на руки, пинком открыл дверь:
– Ей плохо! Она не дышит!
– Гипервентиляция, – моментально среагировал дежурный медик, отбирая Карин из рук Саске.
Прежде, чем потерять сознание, она видела взгляд, которым он ее провожал. В этом взгляде был интерес.
***

***
Надо же, как полезно иногда выбираться из своего квартала и ходить по улицам, сколько же всего нового и удивительного можно узнать!
Сакура не рада его видеть. Сакура – невеста Рока Ли. Чудеса, да и только.
Карин не умерла на том мосту. Карин жива. Карин в Конохе. Кто бы мог подумать.
Может, стоит зайти в гости к Наруто? Судя по последним событиям, он должен рассказать какие-нибудь уж совсем парадоксальные новости.
А если вернуться к мыслям пятиминутной давности: интересно, а какая бы из Карин вышла хозяйка возрожденного клана Учиха? Ну, если на чистоту, то довольно паршивая, но если с Сакурой ничего не выйдет, надо менять планы. В конце концов, родить детей Карин сможет ничуть не хуже, чем любая другая девушка, а до дел клана ее можно и вовсе не допускать.
Надо будет навестить ее в больнице. Просто на всякий случай.

Рок Ли попался на встречу совершенно случайно, но так вовремя.
– Привет, – кивнул ему Саске, как ни в чем не бывало, как будто виделись не много лет назад, а буквально вчера.
– Привет, – немного настороженно поздоровался тот в ответ.
– Слышал о том, что Сакура все-таки ответила на твои чувства. Поздравляю.
– Что? – удивился Ли, – Мои чувства к Сакуре-сан в прошлом. Разумеется, это не означает, что я ее не уважаю, или что мы не друзья… Но у меня есть девушка, и это не Сакура-сан.
– Да-а? – Саске и сам бы не сказал, чему больше удивился: тому, что Сакура ему соврала, или тому, что у Ли появилась девушка, – Тогда все равно поздравляю. Наверное, я что-то неправильно понял.
И заспешил прочь.
***

***
Если бы Сакура не замешкалась буквально на пару минут, она стала бы свидетельницей столкновения на крыльце, но история распорядилась иначе. Поэтому, выбегая на улицу, она еще не знала, что Карин лежит в одной из палат; не знала, что у подруги на нервной почве случилась гипервентиляция; не знала, что в больницу ее на руках внес Саске.
– Ли! – она неистово замахала рукой, чтобы точно привлечь внимание друга, – Иди сюда, ты мне срочно нужен!!
– Что случилось, Сакура-сан?! – подскочил тот.
– У меня к тебе очень важная просьба! Если встретишь Саске…
– Я встретил его буквально минуту назад. Он нес какую-то околесицу насчет того, что ты моя невеста, но я разъяснил ему, что это не правда…
– А… О… Спасибо, Ли, ты настоящий друг, – вздохнула Сакура.
– Я все правильно сделал? – заволновался настоящий друг.
– Да, все нормально, не бери в голову, – кивнула она, закусив губу, – Мне лучше вернуться к работе…
– Удачи, – показал большой палец Ли и скрылся в толпе.
Сакура побрела к госпиталю.
***

***
Когда Карин пришла в себя, Сакура сидела у ее кровати и не очень успешно делала вид, что не волнуется.
– Что произошло? Ты перенервничала? От чего?
Карин бы рассмеялась, если бы могла: у нее от вопросов подруги наступил чуть ли не такой же ступор, как от столкновения с бывшим возлюбленным.
– От неожиданности, – наконец удалось ей сформулировать максимально нейтральный ответ.
– Ты должна рассказать подробности, – с нажимом произнесла Сакура, а уж нажать она умела, – Мне нужно знать причину гипервентиляции, чтобы не допустить ее в будущем!
– Не волнуйся, ситуация не повторится…
Представить, что Саске еще раз покинет Коноху, еще раз попытается ее убить, еще раз вернется через много лет и еще раз столкнется с ней на крыльце госпиталя, была определенно невероятной, хотя от него всего можно было ожидать.
– Да что случилось? Ты такая бледная…
Карин не могла заставить себя высказать настоящую причину. Они ни разу не говорили о Саске, и на этом держалась их дружба, а эту дружбу Карин ценила, кажется, даже сильнее, чем собственную жизнь, и уж точно сильнее, чем какой-то жалкий обморок.
– Все в порядке, Сакура, не переживай, – изо всех сил растянула она губы в улыбке, – Меня кто-то толкнул на лестнице, я упала, и от неожиданности…
– То есть, ты не видела, кто тебя толкнул? – поинтересовалась подруга с такой интонацией, что Карин поняла: все знает.
Пришлось признаваться.
– Видела.
– Ты настолько разволновалась, увидев его, что упала в обморок из-за избытка кислорода?
– Да.
Вот и все. Вот и конец дружбе. Карин закрыла глаза.
– Бедняжка, – обняла ее Сакура, – Тебе, наверное, еще тяжелее, чем мне.
***

***
Смеркалось. Сакура все еще сидела в своем кабинете, слепо щурясь на бумаги, не имея возможности разобрать ни слова в сумерках, но не желая зажигать свет.
После того, как удалось успокоить Карин, убедить ее, что Саске – это общее неприятное прошлое, а не табуированная тема, наказать отдыхать, вручить бумажный пакет и уложить спать, пришлось-таки остаться наедине с самой собой и своими мыслями.
Итак, через полгода к ней приходит Саске и практически с порога лезет целоваться и предлагает руку, сердце и все прочие прилагающиеся органы. Мило, ничего не скажешь.
Если бы не внезапность произошедшего, она бы отреагировала иначе; не исключено, что полезла бы целоваться первой, а с всякими предложенными органами мы разберемся; но черт возьми, как же ее взбесила эта его непоколебимая уверенность в собственной исключительности и прекрасности!
Она схватилась за голову – как же сложно, как все сложно! Противоречия раздирали, «Внутренняя Сакура» казалась сейчас простейшей детской проблемой. Любовь и ненависть, желание и отторжение, надежда и уверенность в том, что ничего хорошего с ним точно не выйдет…
Сакура впервые поняла, почему госпожа Цунаде пьет столько саке.
***

***
Сегодняшний день определенно можно было назвать днем встреч с чуть ли не всеми старыми знакомыми, потому что через пару часов Саске входил в дверь цветочного магазина Яманака.
– Добрый вечер, – поздоровался нейтрально, – Мне нужен букет…
– Учиха Саске?!
Ино тоже изменилась, но в отличие от Сакуры, в весьма неожиданную сторону.
– Ино? Ты беременна? И кто же счастливый отец?
– Он перед тобой, – раздался голос откуда-то сбоку, и Саске увидел еще одного бывшего одноклассника.
– Чоджи?!
Саске от самого себя этого не ожидал, но надо было признать очевидное: в жизни бывших друзей произошло множество изменений, и он не мог отреагировать на них совсем уж равнодушно.
– Что тебе тут надо? – между тем приближался к нему Чоджи с не самым дружелюбным видом.
– Я пришел купить букет, – чуть свысока бросил Саске; погружаться в воспоминания о счастливом детстве в его планы сейчас не входило.
– Храброе решение, – Чоджи подошел уже совсем близко, – Не боишься, что не все любят тебя так, как Наруто, и кое-кто захочет…
– Хватит, Чоджи! – Ино повисла на руке толстяка прежде, чем Саске успел понять, что происходит. Это не сон, и Чоджи правда ему только что угрожал?
– А тебе-то я что сделал? – процедил он сквозь зубы.
– Ах, да, ты же сидел в бочке и ничего не помнишь, – хмыкнул тот, – Видишь ли, когда мы пытались тебя вернуть, меня чуть не убил урод Орочимару. И это если не вспоминать Акацуки, в чьем плаще ты, по слухам, тоже успел погулять…
– Хватит, Чоджи! – в голосе Ино звучала сталь, – Выйди на улицу, я уже закрываю магазин! Извини, Саске, сегодня ты букет не купишь, счастливица обойдется.
– Рад был повидаться, – бросил Чоджи в дверях.
Саске оставалось только последовать за ним и уйти все-таки в свой пустой квартал, так и не навестив Карин. Пожалуй, на сегодня впечатлений было достаточно.
***

***
Карин порывалась уйти домой утром же, но Сакура уговорила ее провести в больнице еще один день.
– Я хочу за тобой на всякий случай понаблюдать, – пояснила она, – Зато вечером обещаю самый вкусный ужин. Тебе не будет скучно, я буду к тебе забегать в течение дня.
Пришлось подчиняться – ха, как будто был выбор! – но Карин все равно отчаянно скучала и не знала, чем себя занять. Приходилось хоть в окно смотреть, хотя тоже, то еще развлечение.
– Опять не в постели? – пожурила ее Сакура с порога, – Какое нервное потрясение тебе устроить, чтобы опять уложить?
– Настолько потрясти ты меня не сможешь, – Карин слезла с подоконника и пересела на кровать, – Может, я все-таки пойду домой? Тогда вкусный ужин с меня!
– Не выдумывай, – с улыбкой покачала головой Сакура, – Давай-ка я лучше еще раз тебя осмотрю.
– Я не вовремя? – раздалось со стороны двери, и желание Сакуры исполнилось, хоть и не самым ожидаемым образом: побледневшая Карин рухнула на подушки.
Стоящий на пороге палаты Саске окинул открывшуюся его взору сцену взглядом с ощутимой долей удивления.
– Я пришел проведать Карин, – уточнил причину визита он.
– Ты как? – игнорируя его, обратилась к Карин Сакура.
«Если бы я сама знала», – мысленно вздохнула та.
– Все в порядке, – сказала вслух, – Если что-то будет не так, я тебя позову.
– Тогда оставлю вас, – Саске так и не прошел дальше порога, в узком дверном проеме пришлось протискиваться мимо него, но это испытание Сакура выдержала с честью.
Дверь в палату захлопнулась, и Карин осталась с Саске наедине.
***

***
Даже узнав от дежурного медика историю одной эффектной госпитализации, Сакура не подумала бы, что Саске явится навестить Карин. Не выглядел он сильно сочувствующим или сентиментальным человеком ни в детстве, ни, тем более, сейчас.
Как бы то ни было, он сейчас остался за дверью, в палате, выходит, не угадал? Сочувствует? Переживает?
И что это за чувство? Неужели ревность?
***

***
Конечно, глупо было надеяться, но что-то девушки с годами симпатичнее не становятся… Вот и Карин какая-то бледная и помятая. На будущую Учиха совсем не похожа, но на безрыбье, как говорится…
– Ты как? – начал разговор издалека.
– Нормально.
Даже Сакура в глаза посмотрела, а эта только в окно. Характер слабоват, он с самого начала это знал.
– Не знал, что ты осталась жива. Я не хотел тебя убивать...
– Не хотел бы – не убивал бы, – огрызнулась она.
– Слушай, я, конечно, виноват…
– Конечно, виноват, – снова оборвала его Карин.
Характер слабый, но вредный. Ладно, ради клана можно и потерпеть.
– Я очень обрадовался, увидев тебя вчера. Знаешь… Я хотел сделать тебе предложение.
На лице Карин отразилась целая гамма чувств. Определенно, среди них было удивление. Пожалуй, некоторая очень маленькая доля радости присутствовала. Понемногу иронии и недоверия. Но все эмоции перекрывала ярость.
– Уходи, – сквозь зубы процедила она, – И никогда не возвращайся!
– Карин…
– Вон! – во всю глотку завопила она, – Если я хоть раз почувствую твою чакру ближе, чем в сотне метров от себя, клянусь, я тебя убью!
Оставалось ретироваться от припадочной. Кажется, стройные планы рушились.
***

***
Карин все еще потряхивало от сцены, которая разыгралась в палате четверть часа назад.
Нет, ну, каков наглец, а?!
Сам факт, что он допустил одну только мысль о том, что после своего предательства он может прийти и просто так говорить с ней, уже приводил в бешенство.
Не просто говорить, а делать предложение – это уже вообще за гранью добра и зла!
Но! Делать предложение только после того, как ему отказала Сакура! Хоть бы в любви признался для приличия!
Если еще буквально некоторое время назад Карин никак не могла понять свои чувства по поводу Учихи Саске, то теперь она совершенно определилась.
Она ненавидела его всеми фибрами души.
***

***
В то же самое время Учиха Саске сидел на лавочке в парке в самом мрачном состоянии духа. Если даже не учитывать слегка уязвленное самолюбие, все равно ситуация получалась какая-то не сильно прекрасная. В планах все было так просто, мило и прозрачно: вернуться, жениться на Сакуре, заделать с ней новое поколение возрожденного клана и воспитывать его в лучших традициях. Сакура, конечно, была величиной переменной, но предпочтительной, как наиболее беспроблемная. Ну, ладно, если не Сакура, то Ино. Да пусть даже неожиданно возникшая из прошлого Карин. Но так, чтобы не получилось по всем фронтам!.. Саске смутно помнил, что когда-то на него вешались и другие девушки, но их лица уже слишком стерлись из памяти, чтобы учитывать их всерьез.
Неужели придется искать девушку?
Пожалуй, это может быть сопряжено с определенными трудностями, особенно если учитывать отношение к нему в деревне.

– Привет.
Еще один день встреч старых друзей. Объявить что ли сразу одноименную неделю?
– Привет.
Вот кто, кажется, почти не изменился. Руки в карманах, скучающее выражение лица, почти ощутимая аура лени. Присел рядом на лавочку, и теперь даже не хочется вставать и уходить, придется сидеть и выслушивать то ли воспоминания, то ли угрозы, то ли чем еще его удивят.
– Ну, ты как?
– Вообще-то, довольно странно, – признался Саске неожиданно для себя самого, – Не так, как ожидал. А ты как?
– Как всегда.
Точно не изменился. Саске покосился на Шикамару, но тот на бывшего одноклассника не смотрел, внимательно изучал облака.
– Я обречен на новости, так что скажи сразу, на ком ты женился, за что ты хочешь меня убить, и как же замечательно, что тебе будет лень это воплощать, а то у меня совсем нет настроения.
Шикамару на такой монолог отреагировал, даже от облаков своих отвлекся, усмехнулся.
– Ни на ком пока не женился, хотя, похоже, придется… Убить тебя не хочу, в чем-то я тебе даже благодарен… Хотя если подумать, если бы нам не пришлось тебя возвращать, мне, возможно, не пришлось бы сейчас думать о свадьбе…
Саске последнюю логическую цепочку не понял, но решил не уточнять. Вместо этого спросил о другом:
– А благодарить-то за что?
– За то, что первым моим как чуунина заданием было именно твое спасение. У меня был отличный стимул и полезный, хоть и тяжелый опыт.
Даже мысли в присутствии Шикамару начинали течь медленнее и тяжелее. Саске пытался сложить в голове какие-то разрозненные кусочки информации, но целостная картинка никак не получалась. Правда что ли узнать, что тут происходило в его отсутствие? Может, тогда станут понятны все эти переплетения отношений, событий, реакций и прочей ерунды?
– Пожалуйста, – вместо этого съехидничал он, – Обращайся, если что.
– Слишком проблематично, – усмехнулся тот.
Странное дело, но Саске чувствовал себя спокойнее, когда к нему приходил Наруто, его прогоняла Сакура, на него кричала Карин или даже ему угрожал Чоджи. Спокойный, рассудительный и расслабленный Шикамару раздражал неимоверно.
– Нервничаешь? – проницательно подметил тот, – Я сейчас ухожу, не волнуйся.
– Моего брата все считали гением, – поделился Саске, – И это было время клана Учиха. А сейчас, выходит, время клана Нара?
– Скорее уж, клана Узумаки, – Шикамару поднялся со скамейки, – Но спасибо за комплимент. Рад был тебя увидеть.
– Угу, – Саске уже погрузился в свои мысли.
Только когда бывший одноклассник скрылся за поворотом аллеи, последний Учиха побрел в свежеотстроенный квартал своего клана, показавшийся сегодня неожиданно темным и неуютным.
***

***
Карин не стала рассказывать, о чем они говорили с Саске, а Сакура не стала настаивать, тем более что совсем не была уверена, что услышанное ей понравится.
После всей этой истории подруга снова стала нервной и дерганной, какой была в самом начале своей жизни в Конохе, и Сакуре это не нравилось. Самое обидное, что было совершенно неясно, как это исправить: вот если бы нашелся тот, кому можно было отвесить хорошую затрещину, и все бы вернулось на свои места… Нет, конечно, можно стукнуть Саске, но вряд ли это что-то изменит.
С другой стороны, хоть душу отвести…
– Ты уверена, что я для тебя ничего не могу сделать? – в десятый раз за вечер поинтересовалась она.
– Сакура, ты для меня уже сделала столько, что мне за всю жизнь не расплатиться. Расслабься, пожалуйста, все в порядке.
Но Сакура все равно сидела как на иголках. Все-таки возвращение Саске принесло больше проблем, чем облегчения.
***

***
Карин в эту ночь так и не смогла заснуть. Ворочалась в своей постели, несколько раз вставала попить воды, подолгу застывала перед окном, глядя на большую круглую желтую луну, укладывалась и снова начинала ворочаться.
Она почти забыла все ужасы своего прошлого, почти научилась жить нормальной жизнью, почти попыталась влюбиться заново… И надо было Саске вернуться и все это разрушить?!
Теперь все: эта деревня, эти люди, эта жизнь – ей казалось инородным, чужим, неправильным, она снова чувствовала себя не в своей тарелке. Саске же, напротив, был здесь хоть проблемным, но все же своим, родным, и ее не покидало чувство, что вдвоем им тут не выжить.
Кто-то из них здесь точно лишний.
***

***
Саске не переставал удивляться тому, как ему так ловко и так долго удавалось избегать старых знакомых. Казалось, кто-то свыше дал отмашку, и теперь все они случайно попадались навстречу, окликали из-за спины, оказывались в том же месте, куда он совершенно случайно забредал, пытаясь разобраться во всей новой информации. И все они стали другими, одновременно знакомыми и совсем чужими!
Черт с ним, с Чоджи, Киба даже не снизошел до угроз, напал сразу. Саске от атаки, разумеется, уклонился, да все равно был не больно, но позорно укушен Акамару, облаян его хозяином и обидно послан в дальние странствия прежде, чем успел как-то отреагировать.
Какаши-сенсей, напротив, был дружелюбен и разговорчив, предложил прогуляться, только попросил не называть его больше сенсеем. Лучше бы напал.
Хината, почему-то держащая под руку Наруто, посмотрела осуждающе, сверкнула своими белесыми глазами, спасибо, хоть вслух ничего не сказала.
Зато Неджи не только не проявил агрессии, но еще и поделился тонной свежих сплетен. Н-да, некоторые люди меняются в совсем уж неожиданную сторону.
Уже под вечер ему повезло столкнуться с Гаарой, черт возьми, а этот-то откуда здесь взялся?!
Казекаге в своей обычно безэмоционально манере сообщил, что никогда не простит Саске того, что из-за него так страдал Наруто, смотрите, какой сочувствующий нашелся!
– Я бы тебя убил, – признался он, глядя на уже плохо соображающего Учиху, – Если бы это не причинило Наруто еще больше боли. Но вообще-то ты этого заслужил.
Это стало последней каплей в и без того не очень глубокую чашу терпения Саске. Взвыв, он кинулся прочь по вечерней улице, сам не зная, куда и зачем, только бы убежать, скрыться от всех воспоминаний, мыслей и эмоций.
***

***
Сакура снова засиделась на работе допоздна, глаза опять разболелись, спина затекла, да и времени на сон оставалось до обидного мало. За окном собирались тучи, воздух был спертым и тяжелым; кажется, будет гроза. Размышляя, идти ли домой, или проще прикорнуть в какой-нибудь свободной палате, она сделала круг по комнате, остановилась у шкафа, погладила пальцем твердые цилиндры свитков. Да уж, с такой работой ей никогда не выйти замуж, нет времени даже на свидание сходить… Хотя давно уже никто и не звал.
Громкий топот – не перебудил бы больных! – с грохотом распахивающаяся дверь одновременно с громом.
На пороге он. Глаза дикие, дышит тяжело, взгляд блуждает по кабинету.
За окном шум дождя.
Саске наконец нашел взглядом стоящую у стены Сакуру, метнулся к ней, и на секунду она испугалась, хотела убежать, но не смогла сделать ни шагу.
Не добежав до нее каких-то полметра, Саске упал на колени и схватился за голову.
– Что случилось?! – она порывисто опустилась перед ним, протянула руки.
– Мне не к кому кроме тебя идти! – он схватил ее за руки, – Я не знаю, куда и зачем! Я думал, все будет иначе, я думал, это все неважно, но они приходят, они говорят странные вещи, и мне не все равно! Мне почти страшно!
Сакура, разумеется, не поняла ни слова из этой сбивчивой речи, но ей хватило интонаций, в которых сквозило отчаяние, все обиды и метания отошли куда-то на второй план, а потом и вовсе испарились.
Она сидела на полу, прижимая голову Саске к своей груди, а он, вцепившись в нее, продолжал что-то говорить, но Сакура не слушала, а только гладила его по волосам. Все было так, как должно быть, впервые было, и ей не хотелось упустить ни секунды этих странных событий, даже если через пару часов она об этом пожалеет.
Перестало иметь значение все, что было и чего не было. Сколько от себя ни беги, но надо признать: она любит Саске, не переставала любить никогда, будет любить всегда. Она пойдет за ним туда, куда он позовет, даже если это будет прогулка на верную смерть.
Бормотание постепенно стихало, дыхание выравнивалось, Саске не то успокаивался, не то задремывал после пережитого всплеска эмоций, и Сакура с ужасом ожидала того момента, когда он встанет, и уйдет, и снова оставит ее одну.
– Сакура, – позвал он откуда-то снизу.
– Да, – откликнулась она, надеясь, что голос не дрожит.
– Ты бы когда-нибудь смогла меня простить?
– М-м-м, – неопределенно промычала она, чтобы не отвечать на вопрос прямо. Сердце, вопреки всей анатомии, билось где-то в горле.
– Я не буду врать, что ты самая прекрасная девушка в мире, но ты точно самая близкая и дорогая мне… Как думаешь, мы можем начать все сначала?
– Мог бы и соврать, – вздохнула Сакура только для того, чтобы не завизжать совершенно неподобающим способом, момент был не тот, – А вообще… Можно попробовать.
Саске поднял на нее взгляд, и она впервые заметила, насколько он постарел с того момента, когда она видела его так близко в последний раз. И впервые же за много-много лет она увидела его улыбку.
И уж совсем впервые она его поцеловала.
И этого, черт возьми, стоило ждать столько лет.
***

***
Когда проснулся, Саске не сразу смог сообразить, где он находится. Потом в памяти начали всплывать события вечера и ночи, и все встало на свои места: он в квартире Сакуры.
Причем, на неудобном диване, в кровать к себе она его не пустила.
Ну, что ж, кажется, придется учиться жить по-новому.
Она показалась в дверях: по-домашнему растрепанная, милая, а главное, такая родная и близкая, что сомнений не осталось. Эта новая жизнь определенно обещала быть неплохой.
***

***
Карин зашла в кабинет Сакуры уже с рюкзаком, чтобы меньше было соблазна отступить от своего решения. Хозяйка кабинета выглядела крайне невыспавшейся, но не менее счастливой.
– Привет, – Карин сделала глубокий вдох и высказала все сразу, – Я ухожу из Конохи. Не знаю, вернусь ли. Пока чувствую, что где-то рядом Саске, не могу, не хочу тут находиться. Только не отговаривай меня, пожалуйста!
– И куда ты? – вместо отговорок поинтересовалась Сакура, выглядящая почему-то немного смущенной.
– Не знаю, – Карин пожала плечами, – Пойду путешествовать, а там видно будет.
– Ты знаешь, что всегда можешь вернуться, верно?
Сакура встала из-за своего стола, подошла к подруге и обняла ее. Карин испытала жгучую благодарность за то, что обошлось без бурных проявлений чувств.
– Знаю, – улыбнулась она, – Поэтому и не говорю «навсегда». Возможно, мне просто нужно разобраться в себе.
– Тогда счастливого пути, – Сакура потерла усталые глаза, – Проводить тебя до ворот?
– Не стоит, – помотала головой Карин, – Я и так вечно отвлекаю тебя от работы. Так что до встречи.
– До встречи.
Сакура еще раз заключила ее в объятия, и Карин покинула госпиталь Конохи.

На душе было неожиданно легко, до главных ворот долетела как на крыльях, но там, конечно, ненадолго замешкалась. Все-таки, не неделю здесь провела; успела и радостей испытать, и печалей; новых друзей нашла, старых забыла.
Карин глубоко вдохнула, резко выдохнула и решительно перешагнула границу деревни. Ну, вот и все. Теперь идти – неизвестно куда и неизвестно зачем, зато с легким сердцем.
– Эй, – раздался голос откуда-то справа, – Сколько тебя можно ждать?
Лужа у ворот улыбалась подозрительно знакомо.
– Ты что тут делаешь?! – опешила Карин.
– Тебя жду, уже два дня. Считай это отличной интуицией.
Суйгецу вернул себе нормальный вид и неторопливо побрел к остолбеневшей девушке. За пару лет он чуть раздвинулся в плечах, а так остался совершенно прежним, особенно эта улыбочка, при взгляд на которую так и начинают чесаться кулаки.
– Давай сюда рюкзак, – протянул он руку.
– С чего это?! – Карин на всякий случай шагнула в сторону.
– Он тяжелый, я его понесу, – он посмотрел на нее с преувеличенной жалостью, – Что-то ты не поумнела за это время, я смотрю…
– Да что происходит-то?! – возопила она, перестав понимать хоть что-то.
– Слушай, я не знаю, куда и зачем ты направляешься, но я пойду с тобой, потому что мне, в общем-то, все равно, куда и с кем идти, но с тобой будет чуть-чуть приятнее.
Он смотрел в сторону и кажется… был смущен? Карин приосанилась и хмыкнула.
– Только если не будем каждые полчаса прерываться на отдых!
– Да-да, не будем, – он все-таки отобрал у нее рюкзак и закинул себе на плечо, другой рукой притянул ее к себе за талию и подтолкнул вперед, – Давай-давай, вперед.
И они пошли вперед.

@темы: Фанфикшн [FANFICTION

Комментарии
2012-09-06 в 19:06 

Annie Brig
soulmates never die. anniebrig.com
Приятный фанфик. Некоторые фразы - просто чудо, заставляли улыбаться))
спасибо)

2012-09-06 в 19:12 

rrrat
Пустосмешка. Куст. Ненаглядное пособие. Проклята богатым воображением. Во всём есть плюсы: например, ты туп, но жизнерадостен.
Annie Brig, спасибо за комплимент :)

2012-11-15 в 06:41 

Kerry 2
Очень даже неплохо, почитала с удовольствием.) Спасибо!

2012-11-15 в 08:07 

rrrat
Пустосмешка. Куст. Ненаглядное пособие. Проклята богатым воображением. Во всём есть плюсы: например, ты туп, но жизнерадостен.
Kerry 2, danke :)

2012-11-19 в 20:10 

katya_neko
...сумеречный котенок...
прелестно:heart:

2012-11-19 в 20:13 

rrrat
Пустосмешка. Куст. Ненаглядное пособие. Проклята богатым воображением. Во всём есть плюсы: например, ты туп, но жизнерадостен.
katya_neko, спасибо большое :)

   

Medic & Manwhore: The SasukexSakura Russian Community

главная